/ НОВОСТИ СТРАХОВАНИЯ / Приложения к договору страхования-вопрос о противопоставимости страхователю

Приложения к договору страхования-вопрос о противопоставимости страхователю

Часто возникает вопрос: имеет ли приложение, не подписанное застрахованным лицом, силу в отношении застрахованного лица? Такое приложение может содержать оговорку об исключении или расторжении договора. Является ли такое положение автоматически действительным в отношении застрахованного лица?

Принятие положения, содержащегося в отдельном документе договора ‘ страхование не предполагает и, следовательно, не может быть выведено из предполагаемого молчания страхователя, который не оспаривал это положение.

Знание оговорки об исключении или гарантии не предполагается и должно быть доказано страховщиком.

Так, в постановлении кассационного суда от 27 мая 2003 года (Civ. I, 27 мая 2003 года, апелляция : 00-13401) было установлено, что в деле, в котором компания MACIF использовала положение об исключении в отношении краж, совершенных при передаче судна профессионалу для охраны, зимовки, технического обслуживания, ремонта или продажи, знание застрахованным лицом положения об исключении, против которого возражала компания MACIF, не является предполагаемым, а, напротив, должно быть доказано компанией MACIF. :
Принимая во внимание, что для того, чтобы удовлетворить возражение страховщика об отказе от гарантии и отклонить г-на Х…, оспариваемое решение заключает, что в момент заключения договора страхователь мог оценить конкретные условия только после ознакомления с общими условиями и, таким образом, смог оценить объем предлагаемой гарантии и что г-н х…, который решил действовать против компании, которой он поручил охрану судна, мог знать только эти общие условия ;
Принимая во внимание, однако, что Апелляционный суд установил, что г-н х… получил от своего страховщика только страховое свидетельство от 11 мая 1990 года, прослойку № 001 от 8 июня 1990 года, премиальную апелляцию от 8 июня 1990 года, премиальные апелляции 1991 и 1992 годов и прослойку № 001 от 20 мая 1992 года ; что, предполагая, что страхователь знает общие условия, не извлекая юридические последствия из своих собственных выводов, из которых вытекало, что страховщик не мог довести до сведения страхователя общие условия политики и, следовательно, спорное положение об исключении, апелляционный суд нарушил вышеупомянутый текст ; по этим основаниям : ломает и отменяет условия политики, которые могут быть использованы в качестве основы для (…) »

Кассационный суд постоянно напоминает, что ничего не подозревает и что страховщик должен доказать, что он « точно » довел оговорку до сведения страхователя.

Молчание страховки не стоит принятия

Судьи по существу не могут сделать вывод о том, что из молчания или отсутствия возражений со стороны застрахованного лица в связи с этим изменением какое-либо согласие с этим ограничением гарантии, даже если это молчание длилось более 10 лет.

Вмц. II, 17 марта 2011, № 10-16553):
В этом деле версальские судьи воспользовались аргументом страховщика МААФ о том, что молчание или отсутствие возражений со стороны застрахованного лица в течение более 10 лет в связи с изменением договора может означать только то, что он согласился на новые условия гарантии, на которые МААФ возлагает свое страховое покрытие, несмотря на то, что МААФ представила в ходе прений 18 страховых свидетельств после предполагаемого изменения, в которых были указаны все ограничения гарантий, которые он предъявлял своему страхователю.
Кассационный суд, сославшись на содержание статьи L. 112-3 страхового Кодекса (« если договор страхования является совершенным консенсусным договором с момента встречи воли страховщика и застрахованного лица, то его доказательство зависит от письменной формы»), подвергал цензуре судей по существу за то, что они отказались от гарантии МААФ, хотя в своем решении они обнаружили, что « застрахованное лицо не подписало никаких поправок, подтверждающих, что оно согласилось с ограничением гарантии, предоставленным страховщиком ».
Признание оговорки об исключении или гарантии никогда не предполагает и должно быть доказано страховщиком формально и недвусмысленно.

Юриспруденция также считает, что застрахованное лицо не вправе требовать от своего страховщика представления документа, якобы приложенного к страховому полису, в котором говорится об условиях гарантии.

Вмц. I, 27 марта 2001 года, апелляционного : 98-19481
Высшие судьи постановили, что страховщику надлежит доказать факт передачи застрахованному лицу условия обеспечения без предъявления страховщику требования о предъявлении ему документа, содержащего это положение.

“С учетом статьи L. 112-2 страхового Кодекса ;
Принимая во внимание, что в целях исключения способа, на который ссылается компания BC и А, утверждающая, что пункт 49 договора страхования, требующий от него выгравировать регистрационный номер на стеклах застрахованного транспортного средства, не был доведен до его сведения, в оспариваемом решении было указано, что в частности пункт 99, который касается специального пункта, прилагаемого к личным условиям договора, который в данном случае является пунктом 49, и что этот пункт был прямо упомянут полицией, которую он подписал., застрахованное лицо должно было запросить копию этого положения в случае, если, как он утверждает, текст этого положения не был приложен к полиции ;
Принимая во внимание, однако, что, когда страховщик подчиняет свое обеспечение выполнению застрахованным лицом какого-либо конкретного условия, он должен представить доказательство того, что он именно довел это условие до сведения страхователя ; что, определив, как это было сделано, апелляционный суд не предоставил правовой основы для своего решения в соответствии с вышеупомянутым текстом (…) ».
Civ. II, 24 ноября 2011 : « не может быть вычтено из расчетов взносов, сделанных на основе сумм, указанных брокером знание застрахованным оговоркой об ограничении гарантии и ее принятии”.